С развитием экономических отношений, индустрии и различного рода коммуникаций право и корпоративные нормы стали играть главенствующую роль в системе нормативного регулирования общественных отношений. На рубеже конца XX – начала XXI вв. экономические, социальные и политические процессы начинают свое активное развитие: усложняется инфраструктура государств, транснационализируется мировая экономика, происходит бурный всплеск в сфере информационных технологий. Все это способствовало тому, что регулирование отношений постепенно переходит в юрисдикцию различного рода организаций, осуществляемых с помощью корпоративных норм[1].

Актуальность темы эссе заключается в том, что корпоративные нормы на сегодняшний момент являются неоднозначным явлением системы социального регулирования, вызывающим полемику в научном сообществе различных отраслей гуманитарных наук, связанную с научным толкованием корпоративных норм, практикой применения и их природой[2].

Цель данной работы – обозначить природу корпоративных норм, на основе сравнения указанной нормативной системы с системой норм права.

Для достижения результата, указанного в цели, необходимо выполнение ряда задач:

  1. раскрыть понятие корпоративных норм;
  2. сравнить системы норм права и корпоративных норм, описать их взаимодействие;
  3. определить природу «корпоративного права».

Начинать всякое рассуждение о корпоративных и правовых нормах следует, прежде всего, с определения того, что мы называем «нормой». В широком смысле под «нормой» понимают руководящее начало, правило, образец, что объясняется этимологией, восходящей к латинскому слову «norma». Когда мы говорим о «норме», то мы имеем в виду правило или предписание, которое используется во взаимоотношениях человека с природой и материальными объектами (несоциальные нормы), либо между людьми (социальные нормы).

Разновидностями последних являются корпоративные и правовые нормы.

Корпоративными нормами признаются нормы, которые разрабатываются органами управления корпорацией, адресуются её членам и поддерживаются мерами организационного воздействия.

В отечественной юридической науке сложилось несколько точек зрения на виды субъектов, наделенных правосубъектностью для саморегуляции, осуществляемой посредством корпоративных норм.

Так, с точки зрения Т.В. Кашаниной и О.А. Макаровой, корпоративные нормы – это «регуляторы и контролеры отношений, складывающиеся в организациях, которые осуществляют хозяйственную деятельность»[3].

Существует противоположный, широкий, подход к определению корпоративных норм. Согласно М.Н. Марченко и Р.Б. Головкину, корпоративные нормы – это регуляторы, которые возникают не только в коммерческих корпорациях, но и в некоммерческих организациях[4] (церковных, партийных, профсоюзных – добровольных объединениях людей «по интересам»)[5].

Стоит заметить, что существование узкого и широкого подходов к определению корпоративных норм можно вполне логично объяснить неоднозначным толкованием ключевого термина – «корпорация». Так, Н.Г. Комлев приводит несколько самостоятельных определений данному слову. Согласно первому, корпорация – это «общество, союз, группа лиц, объединяемое общностью профессиональных или сословных интересов»[6]. Другое толкование – «широко используемая капиталистами форма акционерного общества в конце XX века, которая стала главной формой монополистических объединений капиталистов … в ряде буржуазных стран (например, США, Канада)»[7] – позволяет обосновать причину существования нескольких подходов. Однако слово «корпорация» в своем происхождении восходит к латинскому «corporatio» – «объединение, сообщество»[8], поэтому термин «корпоративные нормы» может быть применен как к коммерческим, так и некоммерческим организациям.

Считается, что организация, способная устанавливать корпоративные нормы, должна обладать следующими признаками: добровольное членство, известный круг лиц, вовлеченных в организацию, объединение (выделение) интересов участников и общей цели, наличие органов управления[9]. Сочетание данных признаков дает нам представление о понятии организации, осуществляющей корпоративное нормативное регулирование «с единственным недостатком – отсутствием идентифицирующего такую организацию термина»[10].

Интересно, что российское гражданское законодательство на современном этапе содержит закрытый перечень корпораций. Так, корпорациями или корпоративными юридическими лицами признаются юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган[11]. К таким юридическим лицам ГК РФ относит хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации и движения, союзы и альянсы и др. В противовес корпорациям, ГК РФ предусматривает существования унитарных юридических лиц (например, фонды, учреждения, религиозные организации и др.). Однако это вовсе не означает, что корпоративные нормы – это исключительная прерогатива корпораций, выделяемых в качестве таковых гражданским законодательством.

Многозначность термина «корпорация» существует и в других странах. Так, в англо-саксонской правовой доктрине отсутствует жесткое определение данного термина. Согласно Дж. Дэвису, корпорация, тогда и сегодня – это группа лиц, уполномоченных в соответствии с законом действовать как единое целое («corporations aggregate»), а также единоличные корпорации («corporations sole» – корпорации, созданные одним лицом, капитал которых формируется не путем подписки на ее акции, а вносится единственным учредителем), состоящие из постоянных членов и их приемников[12]. В этом определении не упоминается то, что корпорация – это исключительно форма субъекта коммерческой деятельности. Кроме того, термин «корпорация» в странах общего права используется настолько свободно, что, например, муниципальная администрация Лондона именуется как Корпорация лондонского Сити (City of London Corporation), а известная всему миру общенациональная общественная телерадиовещательная организация Соединенного Королевства (BBC) – это британская широковещательная корпорация. В этом проявляется то, что законодательство некоторых стран допускает существование публичных корпораций, которые могут не осуществлять коммерческую деятельность, а выполняют административные функции.

Таким образом, в данном эссе я буду исходить из того, что корпоративные нормы устанавливаются корпорациями в широком смысле этого слова.

Теперь рассмотрим соотношение корпоративных норм и норм права, проявляющееся в их единстве, различии и взаимодействии.

Прежде всего, корпоративные и правовые нормы, будучи социальными, обладают общими признаками, которые выделяют их из всей группы социальных норм или подтверждают принадлежность к последним.

Так, правовые и корпоративные нормы представляют собой обязательные образцы или стандарты поведения, регулирующие определенный круг общественных отношений, предназначенные для многократного использования и обеспечивающиеся определенным набором средств. Они более динамичны по сравнению с другими социальными регуляторами, а в конкретных ситуациях обладают большей степенью подробности, нежели, например, нормы морали, которые являются более консервативнее и обычно абстракты или выражают общие принципы, что объясняет схожесть характера развития и степень детализации. С их помощью возможно устанавливать субъективные права и обязанности[13]. Весьма существенно и то, что обе нормативные системы внешне объективированы (т.е. «живут» не в сознании людей, а формально определены) и представляют собой целостные системы, существующие в единой системе норм социального регулирования (внутрисистемность). Схож и механизм их действия: соблюдение норм обеспечивается фиксированным набором санкций и организационных мер, которые обладают высоким уровнем воздействующей силы, влекущей юридическую ответственность. Например, согласно ст. 192 ТК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (дисциплинарный проступок), работодатель имеет право применить к нему выговор в качестве меры дисциплинарного взыскания. В тоже время, аналогичная мера может быть предпринята по отношению к члену организации на общем собрании, на котором происходит обсуждение поведения данного участника организации[14].

В то же время, корпоративные нормы существенно отличаются от норм правового регулирования.

Во-первых, корпоративные нормы устанавливаются конкретной организацией, а нормы права санкционируются государством, в чем проявляется различие в их происхождении.

Во-вторых, корпоративные нормы имеют локальный характер, т.е. их действие распространяется только на членов (участников) определенной организации, в то время как нормы права обязательны для всех лиц, к которым данная норма обращена, живущей на определенной территории (государства или его административно-территориальной единицы). Однако, как у первых, так и у вторых пределы действия могут выходить за границы установленной территории, т.е. могут обладать экстерриториальным действием. Так, граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на территории России и лица без гражданства, совершившие преступление за границей, предусмотренное УК РФ, подлежат уголовной ответственности в соответствии с российским уголовным законодательством, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства[15]. Однако экстерриториальное действие корпоративных норм ограничивается нормами права. Например, выделим две рассматриваемые в качестве корпоративных норм религиозные заповеди «не произноси ложного свидетельства на ближнего своего» и «… не желай жены ближнего своего …». Для того, чтобы данные нормы действовали необходимо существование правовой нормы, регулирующей схожие отношения подобным образом. Совершение действия, указанного в первой норме, образует состав преступления о даче ложных показаний в соответствии с УК РФ[16], тем самым норма действует на территории Российской Федерации[17]. Вторая же не нашла своё отражение в российском законодательстве, и потому не действует на территории нашего государства, однако запрет на адюльтер до сих пор существует в 21 штате США[18], Тайване[19] и др.

В-третьих, данные нормативные системы имеют разные формы выражения. Корпоративные нормы фиксируются в уставах и положениях организации. Правовые нормы содержатся в официально издаваемых нормативных актах в установленной процедуре органами государственной власти и органами местного самоуправления, т.е. они «формально определены». Однако то, что и те, и другие нормы закрепляются в письменных нормативных актах-документах является их общим признаком.

В-четвертых, нормы права регулируют наиболее важные общественные отношения, которые объективно нуждаются и находятся в целом в рамках правового регулирования. Сфера действия корпоративных норм может выходить за эти рамки, устанавливая особые правила поведения для сотрудников организации.

В-пятых, нормы права обеспечиваются силой государственного принуждения, а корпоративные нормы – мерами, предусмотренными данной общественной организацией.

Таким образом, корпоративные нормы уступают юридическим по своей силе, сфере действия и категоричности. Вместе с тем, в отечественной юридической науке высказано мнение, что корпоративные нормы «выражают самодеятельность, инициативу и активность, еще теснее, нежели право, связаны с моралью и … [в определенных ситуациях] способны опосредствовать … отношения, которые лежат за пределами предмета правового регулирования»[20].

Взаимодействие указанных нормативных систем имеет специфический характер. Нормы права представляют собой нормативно-правовую базу для создания и действия общественных организаций, которые, в свою очередь, правомочны создавать корпоративные нормы. Так, согласно Конституции, каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов[21]. Российская Федерация гарантирует свободу деятельности[22] и равенство[23] общественных объединений и др.[24] Однако запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни[25].

Кроме того, корпоративные нормы и право могут «выступать как “близкие партнеры”, сочетаясь или поддерживая друг друга»[26].

В случаях, когда государство санкционирует общественные нормы, то они становятся правовыми (исходят от государства и гарантируются государственным принуждением), оставаясь при этом корпоративными по источнику выраженной в них воли. В некоторых случаях, действие данных норм получит распространение, не ограниченное рамками членов конкретной организации. Подобное происходит, когда, например, органы профсоюзов принимают нормативные акты, обязательные для всех работников и (или) работодателей.

Корпоративное регулирование также может возникать вслед за правовым. Например, корпоративные нормы могут предусматривать применение дополнительных санкций к правонарушителю, помимо санкций, предусмотренных нормами действующего законодательства, что усиливает гарантии надлежащего исполнения правовых норм.

Кроме всего прочего, норма может санкционироваться будучи одновременно правовой и корпоративной[27]. Например, в СССР Правительство СССР и ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов), а также правительства союзных республик и их профсоюзы могли издавать совместные нормативные акты по важнейшим вопросам производства, труда, быта и культуры рабочих и служащих[28]. Так, постановлением ЦК КПСС, Совмина СССР, ВЦСПС от 09.01.1986 N 53 «О введении надбавок к заработной плате рабочих и служащих предприятий, учреждений и организаций, расположенных в южных районах Дальнего Востока, Бурятской АССР и Читинской области» были введены процентные надбавки к заработной плате рабочих в данных регионах от 10 до 30%.

Изучение соотношения корпоративных норм и права невольно наталкивает нас на мысль, какова природа корпоративных норм?

На современном этапе развития отечественной юридической науки вопрос о природе корпоративных норм представляет одну из малоизученных и актуальных проблем общей теории права, но в то же время интересовал исследователей в гражданско-правовом и трудовых аспектах[29].

Ученые-юристы советского периода сформулировали теорию локальных правовых норм, согласно которой природа данных норм была связана с правотворческой компетенцией администраций организаций, предприятий. Содержание локальных норм целиком определялось существующими нормами права, что объясняется ленинской догматической установкой, отрицающей существования всякого частного[30].

С изменением государственной строя в конце XX века произошел пересмотр принципов взаимодействия государства и права. Сегодня нет сомнений в том, что управление материальными и человеческими ресурсами в организации может обеспечиваться и корпоративными нормами, которые могут определяться не только нормами права. Внеправовая природа корпоративных норм подтверждается концепцией, основанной на их типологическом анализе[31]. Кроме того, корпоративное регулирование осуществляется собственной властью и в своем интереса. Как отмечает А.В. Венедиктов, они ничем не отличаются от других субъективных прав, таких как право собственности и др[32]. Однако в процессе регулирования корпоративных отношений обнаруживается устойчивая связь корпоративных норм и права. Путем правотворческого делегирования происходит передача части государственных функций конкретной корпоративной организации. Данные функции имеют социальную природу, определяющую соотношение сфер правового и внеправового регулирования. «Казалось бы, что при сохранении такими функциями признаков и черт государственного характера регламентация отношений, возникающих в процессе их осуществления, в большей или меньшей степени должна производиться с помощью права»[33]. Однако законодательство о юридических лицах относится к сфере частного правового регулирования и каких-либо особенных правотворческих функций за участниками гражданских правоотношений не закрепляет.

Резюмируя вышеизложенное можно сделать вывод о том, что вопросы о понятии и природе корпоративных норм в российском праве, представляют собой одну из актуальных и открытых проблем общей теории права. Корпоративные нормы санкционируются корпорациями. Однако какими именно однозначного ответа в российской юридической науке еще нет. С уверенностью можно утверждать, что корпоративное нормативное регулирование может осуществляться отнюдь не только корпорацией как организационно-правовой формой юридического лица, установленной гражданским законодательством, или исключительно корпорацией, осуществляющей коммерческую деятельность. В понятие данной неоднозначной категории мы можем вложить признаки того, что она обладает добровольным членством, известным кругом лиц, вовлеченных в организацию, объединяет интересы участников и общую целью, имеет собственные органы управления.

Вопрос о природе корпоративных норм также неоднозначен. Однако можно заметить тенденцию по уходу от обоснования природы корпоративных норм как, в первую очередь, правовой. Все большее количество попыток предпринимается с иным мотивом, что можно объяснить тем, что корпоративное регулирование регламентирует частные интересы, а законодательство о юридических лицах относится к сфере частного правового регулирования.

[1] См.: Житов С.А. Право и корпоративные нормы: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук: 12.00.01. Омск: Научная библиотека ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, 2010. С. 1.
[2] См.: Там же.
[3] Цит. по: Дмитриев О.В. Корпоративные нормы как основа контроля деятельности органов управления юридических лиц // Омск: Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. №3 (24). С. 143.
[4] Там же.
[5] Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С. 32.
[6] Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. М.: ЭКСМО, 2006. С. 1308.
[7] Там же.
[8] Там же.
[9] См.: Алейник С.А. Корпоративные нормы в российском праве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007 // Центр правовых исследований и развития законодательства. URL: http://www.centrlaw.ru/publikacii/aleynik/index.html (дата обращения 28.02.2016).
[10] Там же.
[11] См.: п. 1. ст. 65.1. ГК РФ
[12] См.: Davis J.S. Corporations in the American Colonies // Essays in the Earlier History of American Corporations. Cambridge: Harvard University Press, 2013. P. 5.
[13] Корпоративные нормы обеспечивают предоставление прав и обязанностей лицам в рамках конкретной организации.
[14] Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10т. Т. 3: Проблемы теории права: Курс лекций. М.: Статут, 2010. С. 79.
[15] Ст. 12.1. УК РФ.
[16] Ст. 307. УК РФ
[17] Однако гражданин на основании части первой ст. 50 Конституции РФ может воспользоваться своим конституционным правом не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
[18] См. Lee J. New Hampshire Senate votes to repeal anti-adultery law // USA Today. 2014. URL: http://www.usatoday.com/story/news/nation-now/2014/04/17/anti-adultery-laws-new-hampshire/7780563/ (дата обращения: 01.02.2016).
[19] См. Article 239. Criminal Code of the Republic of China // Laws & Regulations Database of The Republic of China. 18.06.2014. URL: http://law.moj.gov.tw/Eng/LawClass/LawSearchNo.aspx?PC=C0000001&DF=&SNo=239 (дата обращения: 01.02.2016)
[20] Алексеев С.С. Собрание сочинений… С. 79.
[21] Часть первая ст. 30 Конституции РФ
[22] Часть вторая ст. 30 Конституции РФ
[23] Часть четвертая ст. 13 Конституции РФ
[24] См. также: часть вторая ст. 30 Конституции РФ; часть вторая ст. 35 там же; часть первая ст. 36 там же.
[25] Часть пятая ст. 13 Конституции РФ
[26] Алексеев С.С. Собрание сочинений… С. 80.
[27] Там же.
[28] См.: Райцесс К.Л. Нормотворческая деятельность профсоюзов в сфере государственного управления // Правоведение, 1963. № 1. С. 47.
[29] Алейник С.А. Корпоративные нормы… .
[30] Там же.
[31] Там же.
[32] Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948. С. 37-38.
[33] Алейник С.А. Корпоративные нормы… .

Об авторе

Сергей Борха

студент факультета права НИУ ВШЭ

Оставить комментарий