Конституционное право

Дискриминация граждан без фамилии

Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

17 марта 2015 года в адрес Московского районного суда г. Калининграда поступило исковое заявление от гражданина Этибара М.А. оглы, указавшего, что ему было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, основываясь на отсутствии фамилии.

Нотариус посчитала, что, поскольку в его паспорте и свидетельстве о браке отсутствуют сведения о фамилии, эти документы не соответствуют действующему законодательству. Однако документы соответствовали всем требованиям. Как следует из материалов дела, при рождении он был зарегистрирован под именем Этибар М.А. оглы (без указания фамилии согласно национальной традиции). Впоследствии получил на свое имя паспорт, свидетельство о праве собственности на долю квартиры, зарегистрировал брак и осуществлял все свои гражданские права и нес обязанности. За всю его жизнь никто не подвергал сомнению его право на имя, кроме нотариуса Т.А. Троцко.

5 мая суд решил признать незаконным отказ нотариуса в выдаче Этибару М.А. оглы свидетельства о праве на наследство по закону после смерти своей супруги.

Настоящее дело получило широкую огласку в СМИ не сразу. Это произошло 4 марта 2016 г., когда суд решил опубликовать новость на своем сайте. Страницы интернет-изданий пестрили заголовками «Суд признал право граждан жить без фамилии», что, на самом деле, не следовало из решения суда г. Калининграда. Однако подобное решение заставило задуматься над актуальной проблемой – дискриминацией людей без фамилии.

Сегодняшняя заметка посвящена анализу положений Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», с которым я столкнулся, проходя практику в Аппарате Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Данный закон регулирует правоотношения, связанные с реализациями гражданами Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, которое гарантировано Конституцией Российской Федерации («Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления» – ст. 33).

Так, согласно части третьей статьи седьмой в своем обращении «гражданин в обязательном порядке указывает свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии)», а также почтовый адрес или адрес электронной почты. Однако, как гражданин может реализовать право на обращение в государственные органы, не имея фамилии?

Применяя грамматическое толкование к данной норме, можно прийти к выводу, что это не представляется возможным. Такой поворот событий нельзя считать удовлетворительным, т.к. Конституция РФ дала нам определённые права и гарантирует их реализацию, но кто-то по каким-то причинам не имеет возможности фактически их реализовать. Если бы причина состояла в нежелании получать определенный документ для реализации субъективного права, то мы бы сочли её личной проблемой данного гражданина, т.к. она связана с его личным нежеланием совершить некое активное действие для реализации собственного права.

Как видно из случая Этибара, проблемы могут возникать по другим причинам, в т.ч. по причине недостаточного уровня юридической техники законодателей, применяемой при написании нормативных правовых актов. Можно выдвинуть предположение о том, что в их воображении просто не могло возникнуть подобной мысли о существовании личности без фамилии (возможность не иметь отчество они «лишний» раз подчеркнули в ч. 3 ст. 7).

Возвращаясь к содержанию ст. 7, можно сделать еще одно предположение: допустить то, что несмотря на отсутствие фамилии, органы власти могут принять обращение к рассмотрению.

Однако данное предположение легко парировать другой правовой нормой, изложенной в том же федеральном законе. Так, согласно ч. 1 ст. 11 «[в] случае, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина, направившего обращение, … ответ на обращение не дается».

Таким образом, у должностного лица нет никакой возможности посодействовать гражданину в реализации его законных прав, т.к. он действует в рамках своей компетенции, ограниченной законом.

Резюмируя вышеизложенное, можно прийти к следующему выводу. В настоящее время граждане, чье полное имя состоит лишь из собственно имени или имеют также отчество, но не имеют фамилии, не могут должным образом реализовывать свои права. Если проблема Этибара была решена доступным для граждан способом – обращением в суд для признания факта, то это не означает, что аналогичные проблемы людей без фамилии возможно разрешить аналогичным способом. Например, опираясь на действующее законодательство, реализовать право на обращение в государственные органы такому человеку не получится, и руки фемиды здесь будут связаны. Следовательно, существует необходимость в изменении буквы закона для того, чтобы обеспечить гражданам одинаковую возможность для реализации своих прав.

Об авторе

Сергей Борха

студент факультета права НИУ ВШЭ

Оставить комментарий