Как может показаться на первый взгляд, место ВС РФ в судебной системе РФ однозначно определено исходя из того, что Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и федеральными законами[1]. Однако, если раньше ВС РФ возглавлял систему судов общей юрисдикции, то теперь он исключен из данной системы, что подтверждается его исчезновением из правовой нормы, устанавливающей систему федеральных судов общей юрисдикции[2]. Возникает логичный вопрос, каково современное положение ВС РФ в судебной системе РФ?

С точки зрения актуального отечественного законодательства данный вопрос, действительно, является дискуссионным.

Так, например, УПК РФ устанавливает перечь лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. Конечно, он не обошел вниманием и судей, которые перечисляются в следующем порядке: «судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации … »[3]. Применяя грамматическое толкование к данной норме можно прийти к следующему выводу: либо судья Верховного Суда РФ является судьей федерального суда общей юрисдикции, либо действие данной нормы на него не распространяется. Однако второе допущение является неверным, а сама путаница объясняется недостаточно высоким уровнем юридической техники.

Кроме того, УПК РФ содержит перечень основных понятий, которые в нем используются. Так, в рамках данного кодекса судом признается «любой суд общей юрисдикции, рассматривающий уголовное дело по существу и выносящий решения, предусмотренные [УПК РФ]»[4]. Учитывая, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по уголовным делам, то его следовало бы отнести к судам общей юрисдикции, что неверно, а иное приводит нас к заблуждению.

Исходя из названия другого нормативного правового акта и нормы, в нем установленной, о том, что «рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции … проводится в Верховном Суде Российской Федерации, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах» Верховный Суд РФ входит в систему судов общей юрисдикции[5].

Стоит отметить, что рассматриваемые нормы были сформулированы в нормативных правовых актах, принятых до реформы, однако они не были отменены или подвержены изменениям, а потому действуют в изложенных формулировках.

Рассмотрим правовые акты, затрагивающие Верховный Суд РФ и принятые после реформы, с целью проследить тенденцию как изменились представления о его месте в системе судебных органов РФ.

В 2014 году список кодифицированных законов пополнился Кодексом административного судопроизводства РФ, предметом регулирования которого, как указано в его первой статье, является «порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции … административных дел …». Как видно из формулировки, Верховный Суд РФ отделен от судов общей юрисдикции.

Стало быть, причиной настоящей неопределенности является время, когда норма была сформулирована в тексте правового акта (до реформы или после), поэтому следует дополнительно останавливать внимание на историческом толковании. Однако можно объективно возразить данному тезису. Например, в одном из табелей статистической отчетности о деятельности судов общей юрисдикции, утвержденном приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ в июне 2015 года, до сих пор при классификации указанных судов выделяется Верховный Суд РФ[6]. Причина данной методологической ошибки кроется в намеренном использовании статистических данных по делам, рассматриваемым Верховным Судом РФ и судами общей юрисдикции, в одной акте, т.к. это позволяет, во-первых, наглядно изучать сведения об определенных категориях дел, начиная первой и заканчивая надзорной инстанцией, и, во-вторых, избежать проблемы, схожей с проблемой, существующей в российском процессуальном законодательстве, которое содержит многочисленное количество одинаковых норм, закрепленных в различных процессуальных кодексах.

Важно отметить, что обозначенная коллизия правовых норм на уровне практического правоприменения может быть разрешена на основе следующих правил:

  1. lex superior derogat inferiori («высший по силе закон отменяет закон, низший по силе» – применяется в случае иерархической коллизии);
  2. lex posterior derogat priori («позднейший закон отменяет более ранний» – применяется в случае противоречия друг другу актов одного и того же органа, обладающих равной юридической силой (в случае, например, с федеральными законами), изданных в разное время по одному и тому же вопросу);
  3. lex specialis derogat generali («специальный закон отменяет общий закон» – применяется при конкуренции норм общего и специального характера, в соответствие с которым предпочтение при толковании и применении должно быть отдано последнему).

Однако место Верховного Суда РФ в современной системе судебных органов государственной власти РФ может быть установлено более рациональным способом. Например, можно провести известную параллель, применяемую при органическом подходе в теории права, и сравнить Верховный Суд РФ с живым организмом (например, с человеком).

До реформы Верховный Суд РФ принадлежал системе судов общей юрисдикции, однако впоследствии, в структуре нового Верховного Суда РФ была образована Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, что делает невозможным отнесение Верховного Суда РФ к судам общей юрисдикции, впрочем, как и к арбитражным судам.В биологии, когда речь идет о подобном явлении, получившим название химеризма, возникают аналогичные проблемы, при том что они нередко приобретают правовую форму. Например, в случае, если после оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом образуются две разные зиготы, которые сливаются и формируют единый эмбрион, то это может привести к гермафродитизму – тетрагаметному химеризму у человека[7]. Родившийся ребенок получает признаки как мужского, так и женского пола. Если в биологии мы назовем такого ребенка гермафродитом, то в праве мы должны исходить из дихотомического деления на мужской и женский пол. Однако некоторые национальные правовые системы признали выделение неопределенного пола. В большинстве же государств руководствуются либо правилом по определению пола на основе наибольшего количества проявленных первичных и (или) вторичных половых признаков, либо данный вопрос не разработан в связи с отсутствием практики применения, способной заставить задуматься над указанной проблемой. Исходя же из идеальных представлений о поле человека, гермафродита нельзя отнести к конкретному полу, в связи с чем возникает потребность в признании неопределенного пола.

Аналогичная ситуация с новым Верховным Судом РФ: упраздненные Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ – две зиготы, которые впоследствии образовали единый эмбрион и продолжили развитие в качестве единого организма. Иными словами, образовавшийся Верховный Суд РФ нельзя отнести как к судам общей юрисдикции, так и к арбитражным судам. Указанные системы следует рассматривать как подсистемы, которые в вертикальной иерархии судебных органов располагаются ниже Верховного Суда РФ.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что после реформы Верховный Суд РФ как обновленный высший судебный орган занял особое место в судебной системе РФ и был выведен из системы судов общей юрисдикции. Однако до сих пор существуют законы и подзаконные акты, которые вопреки реформе причисляют его к указанной категории судов, что можно объяснить недостаточно высоким уровнем юридической техники.

[1] См.: ч. 1 ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) «О Верховном Суде Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс
[2] См.: п. 2 ч. 1 ст. 1 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 N 1-ФКЗ (ред. от 21.07.2014) «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс
[3] п. 2 ч. 1 ст. 447 УПК РФ.
[4] Там же, п. 48 ст. 5.
[5] Федеральный закон от 20.08.2004 N 113-ФЗ (ред. от 29.12.2010) «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс
[6] См.: Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 16.06.2015 N 150 «Об утверждении Табеля форм статистической отчетности о деятельности судов общей юрисдикции и судимости и форм статистической отчетности о деятельности судов общей юрисдикции и судимости» // СПС КонсультантПлюс
[7] См.: Yu N., Kruskall M.S., Yunis J.J. etc. Disputed maternity leading to identification of tetragametic chimerism // The New England Journal of Medicine, 2002. № 346 (20). P. 1545-1552. PMID 12015394.

Об авторе

Сергей Борха

студент факультета права НИУ ВШЭ

Оставить комментарий